Поиск

Переводчик сайта

Уголовная ответственность за склонение несовершеннолетних к самоубийству

                                       ПРОКУРАТУРА
                                    ГУРЬЕВСКОГО РАЙОНА

КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

  

ПАМЯТКА

 

Уголовная ответственность за склонение несовершеннолетних к самоубийству

 

2020 год

Указанная памятка посвящена анализу уголовно-правовой характеристики состава преступления, предусмотренного ст. 110.1 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за склонение к совершению самоубийства, и вопросов отграничения указанного деяния от смежных составов преступления.

Выделение законодателем в качестве самостоятельных составов преступления разновидностей склонения к совершению самоубийства следует расценивать как положительный шаг на пути развития уголовного законодательства и повышения уровня уголовно-правовой охраны права на жизнь, однако существующие законодательные формулировки требуют своего дальнейшего совершенствования.

Согласно официальным сведениям, предоставленным Всемирной организацией здравоохранения, количество совершаемых в мире самоубийств ежегодно составляет приблизительно 800 000, причем именно самоубийство выступает в качестве второй по распространенности причиной смерти лиц в возрасте от 15 до 29 лет.

В современных условиях повсеместного распространения информационных технологий несовершеннолетние в возрасте до 18 лет подавляющее большинство времени проводят в глобальной информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Таким образом, виртуальная социализация представляет собой важный характерный признак личности современных несовершеннолетних, однако в силу практически неограниченного доступа к любым материалам в Интернете, а также особенностей психического развития не полностью сформированной личности несовершеннолетних виртуальная социализация может носить как позитивный, так и негативный характер.

В 2015 г. в средствах массовой информации появились первые сообщения о существовании в русскоязычном сегменте Интернета сообществ, получивших название "группы смерти", целью которых является склонение несовершеннолетних к самоубийству. Уголовная ответственность за доведение до самоубийства на тот момент предусматривалась ст. 110 УК РФ, конструкция объективной стороны которой, однако, не позволяла квалифицировать данное деяние как склонение несовершеннолетних к самоубийству. Как следствие, 7 июня 2017 г. был принят Федеральный закон РФ N 120-ФЗ, которым в Особенную часть УК РФ была введена норма, предусматривающая ответственность за склонение к совершению самоубийства либо содействие в совершении самоубийства (ст. 110.1) <2>.

При изучении уголовно-правовой характеристики состава преступления, предусмотренного ст. 110.1 УК РФ, в первую очередь следует обратить внимание на употребление законодателем категории "склонение к самоубийству", отграничивающей рассматриваемый состав преступления от доведения до самоубийства, ответственность за которое предусмотрена ст. 110 УК РФ.

Доведение до самоубийства является носящей осознанный характер деятельностью виновного, формирующей у потерпевшего устойчивую мотивацию на совершение самоубийства.

 Доведение до самоубийства, таким образом, следует рассматривать как физическое или психическое воздействие на потерпевшего, которое направлено на подавление его желания продолжать жизнь посредством создания невыносимых для потерпевшего условий.

В свою очередь, категория склонения с этимологической точки зрения трактуется как убеждение в необходимости совершения какого-либо поступка или принятия определенного решения.

Как видно из приведенных определений, речь в том и другом случаях соответственно идет о процессе, содержание которого составляют определенные действия как результат волевых усилий, и результате действия, в то время как склонение подразумевает убеждение в необходимости совершения определенных действий. Юридическое толкование указанных категорий, однако, является более узким по своему содержанию.

Состав преступления, предусмотренный ст. 110 УК РФ, по своей конструкции является материальным и включает обязательное наступление общественно опасных последствий в виде самоубийства потерпевшего, в то время как склонение к совершению самоубийства указанных последствий не предполагает, что позволяет отнести анализируемый состав преступления к категории усеченных, моментом окончания преступления в которых признается момент совершения деяния. В то же время ч. ч. 4 - 6 ст. 110.1 УК РФ предусматривают совершение самоубийства или покушения на самоубийство в качестве квалифицирующего и особо квалифицирующего признаков состава преступления соответственно.

Основным же критерием отграничения составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 110 и 110.1 УК РФ, следует признать способ совершения указанных преступлений. Исчерпывающий перечень способов совершения доведения до самоубийства нормативно закреплен в диспозиции ст. 110 УК РФ и включает в себя угрозы, жестокое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего. Как видно из данного перечня, указанные деяния могут совершаться как в форме действия, так и бездействия и предполагают применение в отношении потерпевшего физического или психического насилия. Склонение же к совершению самоубийства в соответствии с диспозицией ст. 110.1 УК РФ может быть совершено путем уговоров, предложений, обмана, подкупа или иными способами, что позволяет говорить об открытом характере перечня способов совершения преступления.

Часть 2 ст. 110.1 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за содействие в совершении самоубийства, совершенное посредством дачи советов, указанием, предоставлением информации, средств или орудий самоубийства, устранением препятствий для его совершения либо обещанием сокрытия средств и орудий его совершения. Категория содействия общепринято трактуется как деятельное участие в чьих-либо делах для их облегчения или оказания помощи. Таким образом, речь в данном случае идет о содействии в совершении самоубийства, но не содействии в совершении преступления, в силу чего обоснованным видится вопрос о повышенной строгости санкции за оказание содействия в совершении самоубийства.

Криминализация законодателем склонения к самоубийству и содействия самоубийству обусловливает актуальность вопроса об отграничении указанных составов преступления от убийства. Представляется, что рассматриваемые деяния могут быть рассмотрены в качестве опосредованных форм приготовления к убийству либо покушения на убийство. Подтверждением данному тезису могут служить формулировки ст. ст. 110 и 110.1 УК РФ соответственно. Если диспозиция ст. 110 УК РФ не содержит прямого либо косвенного умысла на убийство как умышленное лишение жизни, то употребление категории склонения к самоубийству, которая включает в себя цель деяния в виде смерти потерпевшего, ставит практически неразрешимую задачу отграничения данного преступления от убийства.

Статьей 110.2 УК РФ законодателем введена уголовная ответственность за организацию деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства посредством распространения информации о способах его совершения либо призывов к совершению самоубийства. Анализ диспозиции приведенной нормы также позволяет констатировать отсутствие определенности в формулировке признаков объективной стороны преступления.

Если ст. 110.1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за персонифицированное склонение к совершению самоубийства, то для ст. 110.2 УК РФ такое склонение имеет неконкретизированный характер.

Содержание категории публичных призывов было разъяснено в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности", где высший судебный орган указал, что публичными призывами в контексте ст. 280 УК РФ следует признавать выраженные в любой форме обращения к третьим лицам, направленные на побуждение их к осуществлению экстремистской деятельности.

Таким образом, в контексте ст. 110.2 УК РФ призывы следует рассматривать как обращение в отношении неопределенного круга лиц, причем оно может быть выражено как в прямой, так и в косвенной форме, в частности в форме организации деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства посредством предоставления информации о способах его совершения, которая способна укрепить намерение на совершение самоубийства у потерпевшего.

В большинстве уголовно-правовых норм, в частности в ст. ст. 205.2, 280, 280.1 и 354 УК РФ, законодатель устанавливает в качестве обязательного признака соответствующих призывов их публичность. Указание на данный признак отсутствует только в ст. 212 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за призывы к массовым беспорядкам. Представляется, что отсутствие в диспозиции ч. 1 ст. 110.2 УК РФ указаний на публичность призывов к совершению самоубийства представляет собой существенный недостаток законодательной техники, который не позволяет отграничить призыв к совершению самоубийства от склонения к его совершению. Одновременно с тем ч. 2 ст. 110.2 УК РФ устанавливает признак публичности в качестве квалифицирующего признака рассматриваемого состава преступления. Указанное противоречие в нормах ст. ст. 110.1 и 110.2 УК РФ не может быть разрешено посредством их толкования и представляет собой существенный пробел в правовом регулировании уголовной ответственности за склонение к самоубийству.

 

Партнеры